(no subject)

Как-то в этом году у меня нет ни малейшего желания восторгаться первым снегом. Дивная метель, замечательные сугробы - быстро что-то зима примчалась. Греюсь воспомининаниями о том, как уползало лето...

(no subject)

Это было ровно год назад, 29 ноября 2014-го, когда у нас выпас снег. Я пошла на рынок за тыквой. В душе был полнейший раздрай. Казалось, что там все умерло, и сил нет ни на что. И когда мое тело проходило мимо рядов с молочкой, оно заметило возле одного продавца котенка, который не то чтобы ел – жрал творог. Подумала, что надо запомнить, значит, вкусный творог там, раз «эксперт» одобряет с таким аппетитом. И продавец классный, раз «эксперта» пригрел.
[Spoiler (click to open)]На обратном пути я увидела эту же котю в другом месте. Оно бросалось всем в ноги, вернее, старалось залезть всеми лапками человеку на сапог, чтобы не на снегу стоять, и дрожало от холода. Продавщицы отбрасывали его ногами: «Не хочу я тебя на руки!», а оно шло дальше, искало.
А мы с детьми после того, как Лапочка ушла на Радугу, договорились, что дальше – без котиков. У детей в жизни это была единственная любовь. Однолюбы. А тут вот так. Но и картина жуткая, когда котенка ногами пинают. Достала телефон, смогла сказать: «Тут маленькое. «Мяу» говорит…» В ответ мгновенное «Да!». Догнала котюсю, взяла на руки, спрятала под куртку. «Як воно в очі дивиться!» - это какая-то проходящая мимо бабуля. Я заглянула в глаза котенку… И вот есть сказка про Снежную Королеву, так вот это было строго наоборот: мне что-то в глаз попало, от чего я оживать начала.
Пришли домой, договариваемся с детьми, что да, всё правильно, у нас лучше, чем в сугробе. Вылечим, вЫходим – будем лучший дом коте искать.
Про вЫходим, правда, было легко только сказать. Мне на следующий день нужно было идти к доктору, деньги отложены только на это (и два работодателя упорно не отдавали зарплату). И коте бы Айболиту, за столько же денег, и в этот же день, желательно.  Такой вот выбор. Пошли к ветеринару. Весь набор болячек уличного кота был в наличии. Справились.
Я попала к человеческому доктору месяц спустя только. «Ну, как там оно?» - спрашиваю. А доктор: «Это странно, но оно уменьшается». А значит все хорошо.
Думала думы про отдавать кому-то котейку. У нас-то хорошо, но где-то может быть вкуснее еда, туалет кошачий моднее. Страшно было: иди знай как оно будет с этим кризисом. Мы-то можем еду есть любую, выживать умеем, а коту как объяснить? И вот одну из этих дум я думала под чай с кусочком хлеба. Пришла котя – «что там у тебя?» - «хлеб» - «дай, пожалуйста, кусочек!» - «это же просто хлеб, но бери» - «спасибо, я ничего вкуснее в жизни не ела!». Эх, думаю, кис, да у тебя в биографии были свои 90-е. Мы одной крови, никому тебя не отдам. Такое счастье самим надо, тем более, когда оно серое, с рыжим носиком. Где-то будет еда лучше, туалет моднее, а любить сильнее нигде не будут. Давай вместе жить.
И мы вместе, даже зверский паспорт ей уже сделали. Мурыся Барсиковна научилась быть домашней любимой кошкой, закрасивела, мимишность отрастила (в первые дни она мне таким страшком казалась, ужас просто). А у нас как по волшебству начало по капельке во всех сферах налаживать: и атмосфера дома еще теплее, и работа работается веселее, и вредные дядьки деньги отдали, и вообще.
Не могу сказать, что далось это легко. Если бы тогда кто-то сказал, что наступит время, когда я буду
а) спать ночью;
б) в обнимку с кошкой,
в) без маски на глазах и без плотной одежды, потому что любое движение могло тогда быть воспринято как угроза жизни,
г) ко мне будут прижиматься спинкой и обнимать лапками руку, ни разу не поцарапав – да в жизни не поверила бы. А вот оно сколько счастья теперь.
Были переломные моменты: первые месяцы она пугалась всего, бросалась защищаться, даже если наклонялись к ней покормить. Если я встречу льва - я не испугаюсь, потому что я слышала, как рычит котенок за малюсенький кусочек курочки, когда думает, что заберут (а всего лишь хотели поправить, чтобы ей удобнее было).  Потом был момент много месяцев спустя, когда я поставила ей блюдце с едой, а кошка замерла между мной и ним, и как буриданов ослик стояла. Потом решилась - залезла на руки помурчать. Любовь стала важнее еды.
Вот  такие дела. А почему она Мурыся: первые месяцы это был совершенно дикий  зверь,  рысь  и  все тут. А когда ее только принесли домой, она улеглась  на  моем  свитере и промурлыкала сутки (!) без перерыва.


Киса Мурыся